У русского человека единственная надежда — это выиграть двести тысяч.

Share